Название: Мраморные ухаживания
Автор: Das ist dein Doktor
Пейринг/герои: Марк/Гэри, Джейсон/Ховард, Робби, Билли Джо Армстронг
Рейтинг: R-NC17
Жанр: космическая одиссея
Размер: 3500 слов
Дисклаймер: персонажи и вселенная мне не принадлежат, только текст


Март у Марса.

Джейсон провел подушечками пальцев по щеке спящего Ховарда. Увлеченный в рассказ об очередном приключении Джейсон не мог поймать момент, когда он переставал задавать вопросы и попросту засыпал на диване библиотеки посреди разбросанных книг и свитков. Таймлорд накрыл возлюбленного пледом и повернул поудобнее, вытащив из под его плеча томик Байрона.
— Не уходи, ­— цепкие пальцы Ховарда схватили Джея за запястье, ­— Останься со мной на ночь. Совсем на ночь.
В голосе грека появились интонации, от которого по спине Джея прошла волна жара, несмотря на почти погасший камин
Джейсон сглотнул и улыбнулся:
— Мне кажется этот диван слишком маленький, чтобы выспаться.
— А я не собирался засыпать, ­— Ховард начал тянуть Джея на себя, пока тот не потерял равновесие и не не шлепнулся поверх. Пуговицы звонко звякнули о доспех Ховарда. В тишине библиотеки этот звук раздался звоном.
После оглушительного звука в библиотеке стало настолько тихо, что было слышно как рассыпается на пепел последнее полешко в камине. Хов тянул Джея все ближе к себе, пока его губы не стали касаться мочки уха смущенного таймлорда:
— Мой лорд, разве ты сам не чувствуешь, как твое сердце в моей груди пышет жаром и нежностью, согревая меня до кончиков пальцев. И никакой холод мрамора моей кожи уже не в силах погасить то, что я чувствую. Я больше не каменный, mon ami, протяни руку, коснись меня, ­— он успел расстегнуть пуговицы на узкой жилетке своего друга, ­— Неужели твое второе сердце не тянется к моему, неужели не чувствует то же самое, ­— Ховард взял Джея пальцами свободной руки за подбородок и повернул к себе, чтобы встретиться с ним глазами.
Ресницы Джейсона дрогнули, он наклонился ближе, чтобы урвать один поцелуй с губ Ховарда, но когда горячая ладонь забралась под его вязаную рубашку и провела по животу, тут же отпрянул и вырвался:
— Друг мой, ­— он одернул рубаху, поднялся на ноги и начал суетливо собирать разбросанные по ковру книги, ­— друг мой, я понимаю жар твоей плоти, твоего сердца. Подобные физиологические реакции обычны у людей, стандартны у вулканцев, характерны даже сонтаранцам и юпитрианам. А моя предпоследняя научная работа посвящена природе влечения у адипоузов, вот жду подтверждения на публикацию. В моем случае я располагаю недостаточной информацией как это скажется на тебе, мой друг, и что будет со мной. Потому что такие чувства разрушительнее и созидательнее регенерации.
Ховард поднялся с дивана и решительно забрал у него стопку уже собранных книг.
— Хов, meine Liebe, я не готов разделить с тобой постель. Сердце, душу, поцелуи, мысли ­— да, но не постель. Дай мне время, дари мне поцелуи и я найду ответ.
Ховард взял его лицо в ладони и коснулся его лба своим:
— Мой друг, стоило ждать тебя закованным в мраморе две тысячи лет. Я готов ждать еще, потому что когда ты есть у меня ­— ожидание становится предвкушением, meine Liebe, ­— он улыбнулся и поцеловал Джею верхнюю губу, ­— только обещай не экспериментировать с травами нашего шаманами, у него реальный провал в знании афродизиаков и стимулирующий настоек.
Джейсон засмеялся и уронил половину книг.

Май у Миранды — ближайший спутник Урана.

Джей лежал лбом на кухонном столе, обхватив голову руками. Кто же знал, что греки такие... он, по причине воспитанности, не мог озвучить слово "похотливые", поэтому ограничился простым "приставучие". Ховард, теперь обеспеченный чересчур горячим сердцем для человека, и чересчур богатым воображением для грека, теперь никак не мог угомониться. Он торжественно обещал Джею ждать, когда тот (как говорил Робби) "созреет", а на деле старательно ухищрялся, чтобы (цитата того же Робби) "нежный бутончик расцвел чуть­—чуть пораньше". Джей краснел, заикался, запирал Робби "нечаянно" в инженерном и продовольственном отсеке, ускользал от Ховиных поцелуев и прикосновений и вообще вел себя как "гимназистка с неуемным сексуальным потенциалом, которая не знает что это такое и куда это девать" ­— это уже Гэри нахватался умных слов от шамана (половым путем ­— добавлял измазанный карамелью Робби, который снова выбрался из запертого отсека с шоколадками). Шаман, к счастью, вел себя наиболее тактично. Вот и сейчас отдав Гэри плащ на погулять, он стоял на кухне и варил бедному Джею кофе с мятой.
— Нет, ну ты представь себе! Он явился ко мне в простыне...
— Это называется хитон...
— ... и прямо в лоб предложил свое туловище...
— Натуру...
— Для запечатления его на холсте. Я чуть розовый цвет на почти законченный пейзаж Тибета не вылил от неожиданности, ­— Джей бумкнулся головой о стол еще раз для верности.
— То есть голый мрамор тебя не смущал, а теплый и живой Ховард тебя доводит до методичного бацанья лбом о стол викторианской эпохи? ­— Марк взял его за шкирку и вернул в вертикальное положение, всучив кофе и пирожок с картошкой.
— Доводит, ­— Джей посмотрел на пирожок в тихом ужасе, ­— я не знаю, что с ним делать.
— Люби на здоровье! ­— Марк взял другой пирожок и сел на столешницу напротив Джея.
— Как?! ­— Джей сунул пирожок в рот
Марк дотянулся до посоха у холодильника и пару раз стукнул им о пол, вызвав из паркета пару клубов дыма.
— НЕ НАДО! ­— Джей поперхнулся, ­— только без твоих миражей и показательных иллюзий! Мне Робби уже подключил в каюту кабельное. Я после десяти вечера по земному Лондону уже такого насмотрелся на платных каналах.
Марк заржал и чуть не выронил посох:
— Робби своей заботой кого угодно доведет.
— Робби зато не врывается в МОЮ ванную со словами "ой, я снова заблудился на этой палубе. Может почесать тебе спинку?"
Шаман шустро себе представил блуждающего Ховарда, который принципиально накануне нашел именно ванную Джейсона и соорудил отмычку именно для этой двери. Хитрожопости античным красавцам было не занимать.
Джей вздохнул и потянулся за очередным пирожком. Конечно ситуация была странной, и он для ее урегулирования перелопатил кучу литературы и виртуальных хранилищ информации, но как­—то это не особо помогало.
— Марк, почему у тебя все так легко? ­— Джей потянулся к кофе и осторожно отхлебнул.
— Потому что я об этом не задумываюсь, ­— Марк положил посох на колени и начал перевязывать ленточки на нем, ­— все идет так, как должно идти.
— Да мы даже в шахматы поиграть не можем, он постоянно гладит меня по колену, ­— Джей взмахнул кружкой.
— Словно тебе это не нравится, ­— Марк прищурился и глянул на него из под челки.
— Не смотри на меня так, я на твои фокусы не попадусь! ­— Джей кинул в него кружкой, которую шаман щелчком пальцев превратил в попугайчика, а когда тот сел на раковину, обратил обратно в кружку.
— Джейсон, это все в прядке вещей.
— Кто бы говорил! ­— Возмутился Оранж.
— Ну признайся, что ты не против и поглаживаний и чистой спинки. Пусть твоя человеческая часть немного побудет у руля, а? ­— Улыбнулся Марк.
— Пусть твоя демоническая часть не будет меня науськивать, а? ­— В тон ответил ему Джейсон.
Марк пожал плечами и не слезая со столешницы, потянулся и открыл холодильник.
Джей понял что консультация закончена, взял два пирожка с собой и поплелся в кабинет.
Отсидев там пару часов и начиная засыпать прямо за столом, Джей подумал, а почему бы и нет. Почему не пустить все на самотек...
В чувство его привел поцелуй в ухо.
Джейсон ойкнул и грохнулся под стол.
— Ох, зевс­—громорвержец, я не хотел, ­— Ховард побледнел и полез вытаскивать Джея. Но так как под дубовым столом и так оказалось немного места, то оба столкнулись лбами, пытаясь вылезти.
— Ой, ­— Джей снова осел на пол, отодвинув плечами стул.
— А я тебе поесть принес, ­— Ховард выглядел смущенным до подошв сапогов.
— Поесть это всегда замечательно, ­— проурчал животом Джей, чьи пирожки по пути в сюда упер Маркин злоебучий плащ, которого Гэри тщательно переучивал на вегетарианца.
— За поцелуй, ­— просиял Ховард.
Джейсон понял, что Хов просто копирует типичный стиль подкатывания шамана к генералу, но был совершенно не против.
— Хорошо, ­— кивнул он, ­— иди сюда.
Сидящий в полуметре на ковре Хов просто подполз и, потеряв равновесие, уткнулся носом в его щеку.
— Ты снова замерз, ­— с небывалой нежностью заметил Джей и взял его за руки.

Июнь у Ио. Один из четырех галиллеевых спутников Юпитера.

Марк нагадал Робби зеленоглазую чернобровую красотку со слегка подведенными глазами. Большего добиться от хрустального шара не удалось, потому что тот искрил, звенел и переключался на прогноз погоды от БиБиСи. Робби поерзал на стуле, почесал переносицу, протер шар скатертью и ушел переклеивать обои в библиотеке. Потому что сидеть в свежезапрограминнованной комнате для боулинга ему порядком надоело.
Марк взял шар, подошел к боулинговой дорожке, выбил шесть кегель, в оставшиеся пальнул молнией из посоха и довольный направился к Гэри в комнату управления, по пути, однако, остановившись у приоткрытой двери лаборатории, откуда доносился тихий смех. Тихонько заглянув внутрь Марк тут же призвал себе плащ, чтобы в любой момент иметь возможность улизнуть и не попасть под раздачу.
Ховард сидел на полу и увлеченно рисовал песком на паркете какие­—то невиданные пейзажи. Джейсон, расположившись рядом и жуя просто огроменных размеров бутерброд с колбасой и помидорами, увлеченно Ховарда слушал и следил за изменениями рисунка. Ховард расчертил пальцами последние штрихи на мудреной композиции и сел на пятки, смотря на Джея, склонив голову. Тот, в свою очередь, заметив взгляд Хова, улыбнулся и протянул ему укусить бутерброд. Ховард приподнял брови, кивнул, потянулся к сэндвичу, но ловко извернулся и поцеловал все еще жующего Джея. К удивлению шамана, тот не уронил вкусняшку, не отпрянул, не оттолкнул Ховарда, а улыбнулся, дожевал и ответил на поцелуй.
Марк шлепнул беспокойный и любопытный плащ и стал смотреть дальше.
Ховард подсел немного ближе и стер капельку от помидоров с щеки Джея. Марк поразился, с какой невинностью это было сделано. Обычно напористый и целеустремленный грек сейчас сидел и ждал пока его вселенское чудо доест, чтобы снова поцеловать. Даже колбаску не стащил. Полный обожания взгляд голубых глаз буквально облизывал каждый сантиметр кожи Джейсона. Марк хмыкнул, представляя, какое пламя Тартара бушует в сердце бывшей статуи, и как Хов сейчас ему противится, готовый на все ради своего капитана.
Схватив в охапку уже сытого и разомлевшего Джея, Хов покрыл его щеки поцелуями. Джей, в ответ переплел с ним пальцы и потянул Ховарда ближе к себе. Потеряв равновесие, тот грохнулся спиной в центр рисунка и рассмеялся.
— Я все испортил, ­— Джейсон нахмурил брови.
— Я тебе еще нарисую, даже лучше. Хочешь маслом, хочешь углем, может ты предпочитаешь акварель?
— Хови, Хови, ты хоть что­—то не умеешь? ­— Джей погладил его по волосам.
— Готовить. Только холостяцкий набор грека... Насчет остального я могу выпытать все у Робби и Марка, ­— быстро нашелся Хов.
Джейсон рассмеялся и сам потянулся за очередным поцелуем.

Август на Земле.

Робби сидел на девятнадцатом этаже недостроенной многоэтажки свесив ноги и смотря в стащенную из кармана Джейсона подзорную трубу на город.
Они снова прилетели на землю в Чикаго. Джейсон утащил Ховарда по достопримечательностям и музеям, а шаман утащил откармливать своего генерала всякими вредными вкусностями, которые на корабле особо и не готовились. Так что Робби снова был один и откровенно скучал. Чуть чуть пошлялся по барахолке, зашел в магазинчик с пластинками, где обменял горсть золотых персидских монет на новые издания Smokie, Deep Purple и Depeche Mode. И оттуда увидел строящийся новый небоскреб. По пути к нему он купил еще пару коробочек со сладкой лапшой, чтобы не сидеть наверху голодным.
Он разглядывал дома, яркие вывески магазинов, людей, которые отсюда казались муравейниками. Смотря вниз, он заметил несколько ребятишек, которые строили в куче песка небывалую крепость, и невысокого парня, который целеустремленно перелез через забор и направился внутрь стройки. Робби почувствовал укол ревности. Сейчас это был его небоскреб и никто не должен был помешать ему тихому, одинокому и воскресному счастью.
Он пересел на солнечную сторону и открыл коробочку с едой. Он почти слопал все креветки, когда на этаже раздался шорох.
Тот самый парень поднялся по лестнице и направился в сторону края.
— Если собрался прыгать, то иди на эту сторону. Там внизу грузовики с песком — ненадежно, — свистнул ему Робби.
Парень вздрогнул и повернулся к Робби.
— Что ты тут делаешь.
— Лапшу ем. Будешь? — викинг помахал ему второй коробочкой, — помирать так сытым.
Паренек посмотрел вниз, почесал затылок и неохотно подошел к Робби.
— Ну давай сюда, — он сел рядом.
Роб вручил ему палочки, открыл коробку и улыбнулся.
— Я Рёгнвальд, но все все равно ошибаются, поэтому Робби.
— А я Билли, и у меня девчачье имя. А ты че, швед?
— А хрен меня знает, — улыбнулся Робби, — когда мама выбирала мне имя, скандинавов еще не было. Были викинги.
— Ну ты накуренный, — засмеялся Билли, — может дашь дунуть?
— Я серьезно. А ты че прыгать—то пришел.
— Я бросил колледж, не могу найти работу и сегодня еще студия отказалась прослушать мои с ребятами записи.
— Я бы жахнул пива и пошел пробовать еще раз. Я упрямый викинг.
— И накуренный, — Билли вытащил из его коробки кусочек перца и отправил в рот.
— Хочешь покажу тебе звезды? — Робби вытер руки о штаны и выкинул коробку вниз с девятнадцатого этажа.
— Я на первом свидании не трахаюсь, — Билли, хлюпая, отправил еще порцию лапши в рот.
— Да не, я серьезно. Ты же на этот этаж уже приперся. Ради полета в пару секунд? Я покажу тебе полет покруче, — он достал ключ—призыв ПРОГРЕССА, висящий на брелке с эмблемой опеля и нажал на кнопку.
Билли облизал губы.
— И что теперь, — спросил он через минуту тишины.
— Вот моя крошка! — Крикнул Робби, когда тень от корпуса корабля упала на стены многоэтажки.
Билли икнул и поперхнулся.
Смотря на изумленное лицо парня, Робби широко улыбнулся.
— Ты первый предложил свидание. Итак, какой кофе ты любишь?

Сентябрь у Сатурна.

Где­—то в дальних комнатах корабля гремели Депеши, которых уже три дня по совету нового таинтсвенного друга слушал Робби. В другой стороне Прогресса Марк гремел кастрюлями на кухне, пытаясь в очередной раз впечатлить генерала изысканной французской кухней, от которого у Барлоу было неимоверное несварение желудка. И именно поэтому Гэри прятался где­—то в кладовке, пытаясь откопать в ящиках занычку Нутеллы и сырокопченой колбасы. Такая проза жизни. И только Джейсон бледный как мел сейчас лежал распростертый на собственной кровати, которая уже как десять минут перестала быть родной и недоступной крепостью. Сравнивать Ховарда с изящной греческой классической катапультой даже у Оранжа язык не поворачивался. Катапульты так не целуют, тараны не завернуты в полупрозрачные простыни­—хитоны. Но штурм от бывшей статуи был такой мощи, что белый шарф Джея как белый флаг сейчас развевался на столбике кровати. Таймлорд сдался без боя, но капитулировать не смог, держали его нежно и крепко.

Ховард уже вовсю расстегнул на Джее жилет и рубашку, задрал майку и поглаживал его по бокам и пояснице, вполголоса ругаясь на финикийском. Джей такого языка, увы, не знал, но ментально суть уловил. Если опустить красочные, но безобидные ругательства, но суть сводилась к тому, что Джей закутан как римские легионеры, которые отправились на север захватывать белые земли. Джей тут же вспомнил, что еще не показывал Ховарду снег. Ему явно понравится такое земное великолепие. Учитывая, что на Земле под Рождество всегда происходит какой­—то кабздец, слетав туда можно было убить двух зайцев.
Ховард тут же прервал его размышления мягким укусом чуть ниже пупка. Оранж тут же поднялся на локтях, находясь в абсолютном шоке, как быстро Ховард очутился уже так низко. Хов коснулся губами пупка и погладил Джея по бедру. Оранж поерзал попой по простыням, думая, будет ли уместно сейчас предложить Ховарду чаю. И тут же получил ментальный подзатыльник. Джей вскочил и сел на кровати в изумлении.
— Что это было?! ­— Он ошалело посмотрел на Ховарда.
— Что было? ­— Ховард перекатился на бок и приподнялся, удивленно и с беспокойством смотря на любимого.
— Нет, ничего, ­— Джей потер затылок, ­— показалось.
Ховард обнял его и снова спокойно уложил на кровать. Джейсон смотрел на него и смущенно улыбался. Ховард был похож на жреца, который очень серьезно исполнял свои обязанности на какой­—то, впрочем неважно какой, очень тайной и божественной церемонии. Правда что именно приносится в жертву и какому богу ­— Джей еще сам для себя не решил.
Ховард нагло пользовался задумчивостью и полетом мысли Джейсона, успевая не только целовать и поглаживать, усмиряя стеснительность и внутреннюю панику таймлорда, но и усердно его раздевая, ведя бой с бессчетным количеством пуговиц, завязочек, петелек и застежек. Так что штаны с бельем были стянуты без излишнего сопротивления со стороны упрямо целомудренного Оранжа.
Ховард мягко коснулся губами его плеча, шеи, провел поцелуями по острой линии челюсти и завернул в свою простынь, прижимая его ближе к себе.
Прохладная кожа Джея касалась разгоряченного южного Ховарда, отчего Оранж уже плавился не сколько в ментально эмоциональном плане, сколько в простом человечески—физическом. И это было потрясающе.
Ховард уселся на него верхом, поглаживая по волосам и целуя его щеки:
— Ты готов? ­— полуспросил, полувыдохнул он.
Джейсон сейчас не был сейчас в состоянии не то что говорить, но и думать, поэтому Хов убежденный еще Афинской школой, что молчание это знак согласия перешел к более активным действиям. Как настоящий воин, он не мог не начать бой тщательно не подготовившись. Поэтому когда он начал медленно опускаться на член Джейсона, тут же почувствовал, что любимый сдался бесповоротно и окончательно. Тактика сработала, обе стороны победили и никто не пострадал. Идеальное сражение. Глядя как расширившиеся зрачки Джейсона затмением прячут небесно голубой цвет радужки его глаз и сминая простыни пальцами над его головой, Ховард медленно начал двигаться. Подмечая малейшее движение бровей, губ Хов пытался уловить как Джейсону будет лучше и приятнее всего. Он даже не успел подстроиться под ритм той музыки, которая зазвучала в его голове, как все его тело охватило жаром, теплом и таким штормом эмоций, что он упал без сил на Джея, даже не заметив свой собственный оргазм. Эти эмоции были такой концентрации, яркости и силы, что его ощущения усилились настолько, что цвет, запах и вкус этих чувств, который он ощутил, изменились. Оранжевое сияние заискрило серебром, кисло­—сладкий вкус оттенился пряностью, аромат цедры смешался с соленым запахом моря. Ховард приподнялся и посмотрел на Джея, который прикрыв глаза улыбался.
— Круто да? ­— раздалось в голове Ховарда.
Хов изумленно посмотрел на Джейсона, чьи губы даже не шевельнулись.
— А она вот так прям сразу налаживается, да? ­— Хов коснулся пальцами щеки Джея.
Джейсон открыл глаза и кивнул.
— Тебе Марк уже растрепал про ментальную связь, да? Колдун хитрожопый.
Ховард отрицательно помотал головой.
— Нет, я когда уносил тебя из библиотеки спать, потом разбирал бардак и кое­—чего начитался из твоих свитков и фолиантов.
— Правильно Робби говорил, ­— расхохотался Джей, ­— кинь в коридоре книжку и через пять минут там уже с ней будет сидеть Ховард.
Ховард молча вмазал ему подушкой.
— Я люблю тебя, ­— улыбнулся Джей.
— А я тебя, ­— Хов вмазал ему с другой стороны. ­— Видишь, со мной ничего не произошло! Я не взорвался, не исчез и не превратился обратно. Знаешь, что это значит?
— Что? ­— Напрягся Джей и отполз по кровати чуть назад, уперевшись в спинку кровати.
— Ты мне должен за все эти три месяца, ­— Ховард снова навис над ним и подмигнул.

На другой стороне Прогресса играли Депеши, и Робби им не в такт подпевал, когда в углу его мастерской зазвенел телефон в красной будке, спертой из Гайд Парка.
Робби сделал потише и метнулся в будку отвечать.
— Хэллоу!
— Робби, ­— раздался из трубки заикающийся голос Джейсона, ­— передаю тебе и Гэри, до которого не дозвониться, управление кораблем на ближайшие три, ­— раздался звук шлепка и «ойк» Джея, ­— пять дней. Я буду недоступен и Ховард, кстати, тоооож… бип­—бип­—бип.
Робби посмотрел на трубку в полном шоке, повесил ее и захохотал в голос.
— Ну слава макаронам, наконец­—то.

Октябрь в облаке Оорта. гипотетическая сферическая область Солнечной системы, служащая источником долгопериодических комет

Ментальный подзатыльник хоть и часто прилетал Джейсону, но хотя бы был предсказуемым.
Пару раз от Донны, эта буйная таймледи освоила этот фокус за каких—то пару дней. Бессчетное количество от Марка. Он часто воспитывал Оранжа таким нехитрым способом. Один раз даже прилетел от Мерлина. Подумаешь сделал комплимент его сыну. У него тогда просто еще Ховарда не было.
Но ощутимое ментальное поглаживание по попе было просто катастрофой.
Ховарду предстояло длительное объяснение с Джеем, почему с новыми навыками нельзя так баловаться.
— Это весело! ­— Ховард жевал блинчик, обильно поливая кленовым сиропом следующий.
— Ховард, так нельзя!
— Нельзя думать на отвлеченные темы во время прелюдии! ­— Ховард ткнул в него пальцем, измазанным в варенье.
— Так это твой подзатыльник тогда был!?
— А чей еще! Я так хотел тебе вмазать, что судя по всему ­— получилось.
— Но как? ­— Джей в полном шоке отобрал у него блинчик и сунул в рот.
— Я после поцелуя в библиотеки начал немного слышать твои мысли, причем точно твои. Они были яркие, задорные, порой занудные до неприличия. И чем ближе я к тебе стоял, тем больше слышал.
— То есть…
Ховард чмокнул его в губы и подвинул к себе поднос с блинами:
— И когда я тебя коснулся так, то начал слышать все.
— Но почему… почему я не слышал ничего до той ночи.
— Потому что он мраморный, а ты нет, ­— на столе материализовался Марк.
— Иди ты, напугал! ­— Икнул Джей.
— Ты же знаешь Марка, хрен выгонишь, пока что­—нибудь умное не выдаст, ­— Ховард ревниво следил за блинами.
Марк щелкнул пальцами, отчего его ладонь засияла синим и коснулся лба Ховарда. Джей с ужасом смотрел как полупризрачные пальцы входят внутрь черепа любимого.
— Ну теперь все понятно, ­— Марк улыбнулся и второй рукой сцапал блин и отправил его в рот.
— Что понятно? ­— Ховард скосил глаза наверх, чтобы увидеть руку шамана.
— Связь это струны, которые сцепляют твою душу, и его, ­— он ткнул блинчиком в Оранжа, ­— с поцелуем появилась первая струна, и с каждым — новым струн становилось больше и некоторые из них становились прочнее.
— Лира? ­— Спросил Ховард.
— Типа того, ­— Марк взял еще блинчик. ­— Но только после этой бурной и продолжительной, ­— тут Джейсон тактично кашлянул, ­— ночи… по струнам пошла мелодия или волна. Как хочешь называй. И именно колебания этой волны, ­— он вытащил пальцы из лба Ховарда, ­— разбили последний мраморный оплот. А именно сознание. Оно стало открытым для тебя, Джей. Так что совет вам да любовь, ­— хихикнул шаман и испарился вместе с оставшимися блинами.
— Гэри кормить ускакал, ­— хмыкнул Ховард.
— Зараза шаманская, ­— возмутился Джейсон, тут же получив еще один ментальный подзатыльник.
— Это не я, ­— Вскочил Ховард.
— Я знаю, ­— улыбнулся Оранж, — я чувствую твои ладони чуть пониже поясницы.
— У меня ладошки мерзнут, ­— оправдался Ховард, опуская смущенно взгляд.


@темы: Mark "Markie" Owen, Jason "Jay" Orange, Howard "Dougie" Donald, Gary "Gaz" Barlow, Fanfics, Donage, Barlowen, Robbie "Rob" Williams, Неделя любви к вселенной Kidz